Любая социальная помощь в России может быть приравнена к политике

Больше 50 видов деятельности НКО признаны политическими, подсчитали эксперты «Агоры». В эту категорию могут попасть любые социально полезные сервисы, даже консультации юристов

Проанализировав более 30 прокурорских предостережений и представлений в адрес НКО, вынесенных в 20 регионах страны в связи с неисполнением ими закона об иностранных агентах, в ассоциации «Агора» насчитали более 50 видов деятельности, которые ведомство Юрия Чайки рассматривает как политические. Для признания организации иностранным агентом необходимы два условия: иностранное финансирование НКО и «участие ее в политической деятельности» — расплывчатое определение, которое, с точки зрения правозащитников, нуждалось в уточнении. «Агора» даже обращалась за разъяснениями в Минюст, но получила отказ.

Теперь понимание того, что следует считать политической деятельностью, гражданское общество получает из представлений прокуратуры, выписанных по результатам массовых проверок НКО. Выясняется, что в эту категорию попадает любая социально полезная деятельность, констатирует руководитель «Агоры» Павел Чиков: от юридических консультаций участников протеста граждан в декабре 2011 г. (такой пункт есть в представлении, полученном самой «Агорой») до издания брошюры «Международное ЛГБТ-движение: от местной специфики к глобальной политике» (в этом обвиняют правозащитный ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о бок»).

Политикой считается выступление с инициативами по различным вопросам общественной жизни, внесение предложений в органы госвласти и проведение митингов. Попытки фонда «Общественный вердикт» принять участие в реформе МВД квалифицированы как «вмешательство в проводимую государством политику в сфере работы правоохранительных органов путем лоббирования своих предложений по ее изменению», а также «формирование общественного мнения о необходимости изменения проводимой органами власти правоохранительной политики». Сбор и распространение Центром развития демократии и прав человека информации о деятельности Российской Федерации в области развития демократических институтов являются, по мнению прокуроров, «элементами оценки проводимой государственной политики», а публикация этих данных «способствует формированию общественного мнения».

Политической деятельностью признана независимая антикоррупционная экспертиза законопроектов (это следует из предостережения, вынесенного «Трансперенси интернешнл-Р»). Политика — это и «распространение достоверной информации о существенных нарушениях прав человека и основных свобод, привлечение внимания общественности, государственных и международных структур к такого рода нарушениям» правозащитным центром «Мемориал»: такое действие, по убеждению прокуратуры, преследует цель «формирования мнения граждан России о негативном характере осуществляемой государством политики». Наконец, даже активное лоббирование вопросов по экологическим проблемам в органах госвласти и содействие реализации приоритетных программ, направленных на координацию и развитие российской науки, также отныне считаются политикой.

Источник, близкий к прокуратуре, говорит, что критерии отнесения той или иной деятельности к политической взяты не с потолка — они появились в том числе по итогам консультаций с несколькими учреждениями, в их числе Академия Генпрокуратуры и Центризбирком. В итоге пришли к выводу, что, когда общественная организация защищает права какого-то конкретного человека, такую деятельность следует расценивать как исключительно правозащитную. Но если НКО пытается корректировать механизмы принятия решений — через митинги, лоббирование или какими-то другими способами, — это уже политика. На деле предостережение прокуратуры не следует расценивать как факт признания организации иностранным агентом — это лишь предупреждение о том, что организация близко подошла к опасной черте.

При существующем подходе критерий политической деятельности расширен до бесконечности и утратил юридическое значение, констатирует Чиков. Под определение «иностранный агент» можно подвести любую активно действующую НКО, разве что за исключением патриотических (и только потому, что они не получают денег из-за рубежа). В этой ситуации логичным выглядит предложение Совета при президенте по правам человека вообще исключить критерий «политическая деятельность» из определения НКО, действующей в интересах иностранного агента, и считать таковой любую организацию, получающую финансирование из-за рубежа. Этот критерий более объективен, уверен Чиков.

Диагноз надзора

Политической была признана даже деятельность подмосковной организации «Помощь больным муковисцидозом». Прокуратура обосновала свои требования тем, что в уставе организации есть фраза о защите прав больных муковисцидозом через органы власти. Правда, впоследствии вынесенное организации предупреждение было отозвано.

Автор: Анастасия Корня
 
 

 

Категория: 
Заголовок (ТОЛЬКО ДЛЯ НОВОСТЕЙ): 
Любая социальная помощь в России может быть приравнена к политике