Сведения Минобороны России о потерях в спецоперациях стали гостайной

Потери личного состава Минобороны «в мирное время в период проведения специальных операций» стали военной тайной. Президент Владимир Путин дополнил свой указ, который ранее распространялся только на военное время. Об этом сообщает РБК.

Указ от 28 мая изменил закон 1995 года о государственной тайне, принятый еще во время Первой чеченской кампании, которая также считалась спецоперацией, проводимой в мирное время.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не смог оперативно прокомментировать указ Путина.

Спецоперации с участием военнослужащих Министерства обороны проводились и в Чеченской республике, и в Южной Осетии. В обоих случаях официальные потери были опубликованы. Так, Генеральный штаб сообщил, что в ходе конфликта 2008 года на территории Грузии погибли 74 военнослужащих.

Спецоперации последних лет на Северном Кавказе проводило МВД, чьи потери в перечень о государственной тайне не включены.

Вопрос о потерях российских военных приобрел особый резонанс с начала вооруженного конфликта на Украине. Попытки депутата Псковской областной думы Льва Шлосберга проверить информацию о якобы погибших в Донбассе десантниках из 76-й дивизии ВДВ оказались безуспешными. Шлосберг и другие авторы запросов не получили официальных данных.

«Думаю, что только с событиями на Украине и связано это решение президента, с выходом доклада соратников Бориса Немцова», - говорит Сергей Кривенко, директор Правозащитной группы «Гражданин. Армия. Право», член Московской Хельсинкской Группы, член Совета по правам человека при президенте России, который направлял в Минобороны запрос об участии контрактников в конфликте в Донбассе. Он указывает, что ничего неизвестно о потерях в спецоперации в Крыму и на юго-востоке Украины. Кривенко обращает внимание, на то, что термина «специальная операция» в законодательстве не существует: есть применение вооруженных сил для защиты страны и применение их на территории в других странах в целях, перечисленных в законе «Об обороне», а «специальная операция» – это новый термин для обозначения новой реальности, пока не имеющий правового звучания.

«У нас никогда не публиковались сведения о потерях в спецоперациях», — заявила Валентина Мельникова, председатель Союза комитетов солдатских матерей России. «Это ужасно, и это подло, потому что получается, что население страны не знает, что и где происходит. Одно время Главная военная прокуратура публиковала количество погибших и травмированных в мирное время по количеству уголовных дел, но в последние годы она этого не делает».

«Закрывается только официальная статистика, нам это никак помешать не может, это же не запрещает семьям погибших или раненых обращаться к нам», — говорит Мельникова.

«Эти данные никогда и не публиковались», — говорит Александр Храмчихин, замдиректора Института политического и военного анализа. «Международной практики на этот счет никакой нет: у американцев, например, действия сил специального назначения засекречены абсолютно, о них ничего неизвестно в любое время, мирное или военное», — говорит эксперт.

Категория: 
Заголовок (ТОЛЬКО ДЛЯ НОВОСТЕЙ): 
Сведения Минобороны России о потерях в спецоперациях стали гостайной